К содержанию

Пересадка костного мозга в России

Как уже отмечалось, в России несколько клиник имеют успешный опыт по трансплантации костного мозга (ТКМ).

Несмотря на то, что Россия несколько позже – по некоторым оценкам на 25 лет, чем другие развитые в отношении медицины страны – начала делать операции ТКМ в клинических целях, рост количества операций, их успешность и выживаемость больных постоянно растет. Наиболее сложный вид пересадки костного мозга – неродственная аллогенная трансплантация – получил развитие в России около 10 лет назад. Что касается научных разработок в этом направлении, то в России всегда были интересные и важные для общего успеха трансплантации достижения. Первую пересадку костного мозга от донора в России провел в 1991году врач Александр Евгеньевич Баранов в Институте биофизики. Примерно в эти же годы и в других странах только отрабатывалась технология ТКМ.

Однако, для такой огромной страны как Россия, возможностей существующих российских клиник для лечения всех нуждающихся крайне недостаточно.

Ежегодно в России «выявляется около двухсот детей и четырехсот взрослых с различными гематологическими и онкологическими заболеваниями», которые только химиотерапией вылечить невозможно. Жизнь этих людей может спасти лишь одно — трансплантация костного мозга.

Причем потребность в этих операциях не просто постоянная, она растет с развитием медицинской науки, появляется всё больше показаний к пересадке костного мозга. Оказалось, что с помощью пересадки можно лечить не только опухолевые заболевания, но и, например, генетические синдромы, болезни обмена, врожденный иммунодефицит и многие другие заболевания.

Если в семье находится родственный донор, то лечение проходит успешно (родственная трансплантация). Но это бывает по разным оценкам от 15–20% до примерно половины случаев. А вот возможность спасения остальных больных зависит прежде всего от того, удается ли подобрать совместимого с ним чужого человека – неродственная трансплантация.
Официальной статистики по вопросу количества нуждающихся в операциях ТКМ в России нет, различные данные называются ведущими специалистами в статьях и докладах.

В публикации сентября 2014 г .  приводится такая оценка:  «Ежегодно около 4000 российских пациентов нуждается в выполнении неродственной трансплантации костного мозга, однако в реальности в России выполнятся не более 80—90 неродственных трансплантаций костного мозга в год».

Общая потребность в аллогенных ТКМ в год в России для всех возрастных групп оценивалась в 2010г в 7000-10000 пересадок, проведено 558 (в Евросоюзе в том же году выполнено 28000 таких трансплантаций)  – опубликовано тут.
А.А. Масчан (заместитель директора Федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Димы Рогачева) на вопрос: «какова потребность в трансплантации костного мозга в нашей стране?» ответил так:

«Её можно только экстраполировать, потому что точной статистики заболеваний у нас нет, регистра нет. Никто онкологические и гематологические заболевания правильно не считает, но мы можем экстраполировать и пользоваться данным из европейского регистра по пересадке костного мозга. Во Франции делается около 4-х с половиной тысяч пересадок. В Германии около 5-ти с половиной тысяч. Мы вместе составляем как раз Францию и Германию по населению. Получается, где-то около 10-ти тысяч».

А вот отвечая в апреле 2014 г на вопрос:

На сколько удовлетворяется потребность в пересадках костного мозга в России?

А.А. Масчан сказал:

Я думаю, где-то на 35% потребности.

– А остальные 65% пациентов?

– Умирают. За границу отправляется очень мало пациентов…

В интервью академика М И Давыдова (главный онколога РФ) в июле 2013 говорится: «…трансплантация костного мозга, в России не применяется широкомасштабно, особенно от неродственного донора. Она у нас практически не развита».
В интервью в сентябре 2013г  заместитель директора по научной и лечебной работе НИИ детской онкологии и гематологии Российского онкологического научного центра имени Блохина профессор Георгий Менткевич говорит: « …нам на институт в год выделяют двенадцать квот для проведения трансплантаций. Мы за полгода сделали их более тридцати, но этого мало».

Есть международный показатель трансплантационной активности страны: число ТКМ на 10 млн населения. На постсоветском пространстве лидер Белоруссия – около 150. Хотя даже этот показатель вдвое меньше, чем в ведущих европейских странах. Показатель России – 45. Дефицита не смогло уменьшить даже открытие в Москве онкологического Центра имени Дмитрия Рогачева (публикация октября 2014 г.)

Основные причины этой ситуации таковы:

Первая — это острый дефицит трансплантационных клиник, занимающихся аллогенными трансплантациями. При Национальном гематологическом обществе  был создан Российский межрегиональный регистр ТКМ, в котором по  данным на 01.01. 2010г. есть 14 клиник, в которых могут быть проведены операции ТКМ.

Однако, не все эти больницы выполняют операции регулярно. Причем, происходит целенаправленный процесс концентрации ресурсов для ТКМ в крупных клиниках и их становится не больше, а меньше (хотя возможности их постепенно наращиваются).  Реально оперирующими являются клиники:

  • Центр трансплантации костного мозга Институт детской гематологии и трансплантологии им. Р. М. Горбачевой в Санкт-Петербурге. (Клиника трансплантации костного мозга СПбГМУ им.акад.И.П.Павлова).

Одна из 2-х самых крупных клиник трансплантации костного мозга в России. Её руководитель Борис Афанасьев: «В нашей стране количество трансплантаций на два порядка меньше по сравнению с другими странами – США, Европой – даже Турцией и Чехией, необходимо увеличение числа коек.  Наш Институт рассчитан на 60 коек, и мы можем проводить до 400 трансплантаций в год» (по статьям 2014 года, пока делается около 300, около половины из них детям).

  • Отделение трансплантации костного мозга в составе Санкт-Петербургского городского центра онкогематологии на базе ГКБ (Клиническая больница) № 31
  •  Российская детская клиническая больница (РДКБ), Москва – здесь в 1997 году сделали первую в России неродственную пересадку костного мозга двухлетнему малышу, выполняются все виды трансплантаций, в том числе от неполностью HLA-идентичных (гаплоидентичных) и неродственных доноров, ежегодно в Отделении трансплантации костного мозга на 12 коек выполняется около 80 трансплантаций гемопоэтических стволовых клеток костного мозга, пуповинной и периферической крови.
  •  Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Д. Рогачёва, Москва. Функционирует с 2012г , здесь сейчас выполняется около 300 пересадок в год, в 2013г пересадок от неродственного донора было выполнено 70, в отделении ТКМ 10 коек и еще 30 амбулаторных больных.

А.А. Масчан (заместитель директора Федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Димы Рогачева), октябрь 2014г:  «Одной из задач центра является максимально полное решение проблем с трансплантацией костного мозга у детей в стране. На всю страну мы одни делаем практически всё, что могут на Западе. Мы работаем в прекрасных, привилегированных условиях – одни мы, никто другой».

И ещё: «… чтобы качественно делать пересадку костного мозга – это должен быть конвейер. Центры, которые делают по 5 – 10 пересадок в год, они, к сожалению, редко, когда работают эффективно. Эффективность достигается только на «индустриальных мощностях», которые и созданы в нашем новом центре».

Мы работаем больше, чем на 100% нашей мощности, каждый день, и все равно вынуждены отказывать очень многим. Я понимаю родителей, которые стремятся попасть к нам, у нас действительно отличные условия. В центре, если брать коечный стационар вместе со стационаром одного дня, постоянно минимум 400 больных детей. Мы берем прежде всего самых тяжелых, у кого заведомо худший прогноз, если они будут лечиться в своем регионе. И, во-вторых, берем детей из тех регионов, где службы гематологии и онкологии нет вообще или она развита плохо. То есть мы выбираем тех пациентов, которым вряд ли кто-то поможет, кроме нас, такая вот обратная селекция. Мы — для тех, кто больше всех в этом нуждается.

Из интервью А.А. Масчана в апреле 2014г: Много ли случаев, что когда вы понимаете, что можете взять этого ребенка через три месяца, но через три месяца уже будет поздно?

– Конечно, сколько угодно. Но официально мы можем написать только, что трансплантация может быть выполнена через 3-4 месяца. Лист ожидания в феврале у нас расписан до мая. Тогда родители зачастую стремятся уехать в зарубежную клинику – и правильно делают…Мы даем заключение, что при невозможности выполнения лечения в течение такого-то срока показано лечение за границей. Таких больных только в нашей маленькой области трансплантации костного мозга, как минимум, 600 человек в год. Шестьсот человек, которые гарантированно умрут, не получив трансплантации в России.

  • Институт детской онкологии и гематологии Российского онкологического научного центра имени Блохина, Москва – здесь в 1991 г. было открыто первое в России детское отделение трансплантации костного мозга, выполняется до 60 операций ТКМ в год.
  • Гематологический научный центр (ГНЦ) Минздрава РФ, Москва  – у центра большой опыт и аллогенных, и аутологичных трансплантаций. Первая классическая пересадка костного мозга была выполнена еще в 1979 году, но здесь клиника при научном центре – о массовости говорить не приходится.
  • Екатеринбург: Областная клиническая больница в ОКБ1-  За последние 15 лет проведено  более 370 пересадок костного мозга всех видов в Областном гематологическом центре, обслуживающем взрослое население и подростков Свердловской области (в том числе аллогенных 10-12%) и Областная детская клиническая больница ОДКБ1 – здесь с начала освоения этих операций в  Центре онкологии и гематологии (6 трансплантационных коек) проведено около 70 трансплантаций костного мозга и периферических стволовых клеток (данные 2013 года). Освоены самые сложные виды пересадки, такие как аллогенная неродственная, аллогенная гаплоидентичная и аллогенная неродственная трансплантация пуповинной крови. По данным врачей-специалистов в Свердловской области необходимо ежегодно выполнять до 100 трансплантаций костного мозга.
  • Еще несколько клиник выполняют в небольшом количестве ауто ТКМ.

Недостаточное число клиник в России – не единственная проблема, препятствие для того, чтобы ситуация улучшилась, особенно в отношении  аллотрансплантации.

Вторая проблема – огромный дефицит неродственных доноров. И даже если российским пациентам удается выехать на лечение в заграничные клиники, им и там не всегда удается сделать пересадку костного мозга — не удается подобрать совместимого донора в западных регистрах, а в России полноценного регистра доноров костного мозга нет.

За последние годы существенно улучшилась ситуация с сертифицированными специальными лабораториями для типирования пациентов и потенциальных доноров на специальные показатели для пересадки – антигены гистосовмесиимости. Но и сегодня количество этих лабораторий, их оснащение, кадровый потенциал и финансирование недостаточны для обеспечения необходимого объема работ.

Следующая немаловажная проблема – пробелы в законодательстве, не позволяющие даже при максимально удачном стечении обстоятельств эффективно организовать финансирование таких дорогостоящих операций как пересадка костного мозга

Наконец, проблема организации финансирования – как в случае выполнения операций по пересадке костного мозга в России, так и в случае направления российских пациентов на операции в зарубежные клиники.

Что же можно сделать тем больным, а скорее их близким, родственникам, которые попадают в те 600 человек в год, которым не смогут помочь с трансплантацией костного мозга в России (а также пациентам из Украины, Армении, Азербайджана и многих других бывших советских республик, где медицина не в состоянии выполнить пересадку костного мозга всем больным, кому это требуется)?
Во многих странах с развитой медициной есть возможность принять на лечение некоторых из этих больных, причем иногда современные технологии позволяют найти какой-то способ лечения, не требующий ТКМ. Конечно, лечение за пределами своей страны, платное, а в случае пересадки костного мозга, дорогостоящее. Но иногда спасти жизни можно (особенно если обратиться тогда, когда болезнь еще не запущена).

 

 

Похожие записи: